И флаг мне в руки! (cocomera) wrote in moya_moskva,
И флаг мне в руки!
cocomera
moya_moskva

Городская легенда: Москворецкий Водяной из Зарядья.

296.84 КБ



Жил в конце XIX века в Зарядье старик по имени Корней, прозванный в народе Москворецким Водяным. Такое же прозвище носили и отец его, и дед. А пошло это оттого, что все они будто бы повязаны были с московскими реками. А Может быть оттого, что жили они испокон веков на Москворецкой улице в Зарядье, но точно этого никто не ведал.

Москворецкая улица. Конец 19 века.


Знал Корней каждую отмель, каждую заводь, каждый омут на всех реках Москвы. Промышлял он рыбной ловлей до той поры, пока дно лодки не начинал скрести первый ледок. Тогда выволакивал он ее на берег, прятал снасти и начинал «новую жизнь» до весны, пока не вскроются реки. Шатался Корней в зимнюю пору по трактирам Китай-города и рассказывал свои «водяные байки и бывалки». Кто верил ему, кто -- нет, но послушать старика любили. А чтобы слова ладно лились да цветасто сплетались, подносили ему, как водится, стаканчик-другой водочки.
Начинал он свои байки и бывалки всегда одинаково: «Хотите - верьте, хотите - в шею гоните, православные... Так было, и никак я против правды не могу пойти...»
Заканчивал же одними и теми же словами: «Не та уж нынче река, не те и берега...»

Любил Водяной показывать всем потемневшую серебряную монету с дыркой посередине и нанизанную на тонкий кожаный ремешок. Рассказывал, что получил ее еще пращур Ивашка-перевозчик от самого великого князя Василия III.

Василий III


Проезжал однажды князь через «плавучий» мост, что у Воробьевых гор. Разошлись вдруг бревна, и возок княжеский стал уходить в воду. Еще чуть-чуть — и утонул бы князь, да рядом Ивашка оказался. Не растерялся, как другие, кинулся к государю и вытащил его на сухое место.
Наградил его тогда князь Василий целой пригоршней серебряных монет. Прогулял перевозчик награду, сберег лишь одну монету. Так она и передавалась из поколения в поколение, пока не досталась Корнею.

Часто рассказывал он об огромных сомах-людоедах, обитавших когда-то в жутких омутах Яузы. Утаскивали будто те сомы на дно не только малых ребятишек, что плескались в реке. Нападали и на взрослых рыбаков, переворачивая лодки ударом головы.
Одного такого сома-великана в три человеческих роста будто бы зарубил топором прадед Корнея. Случилось это, когда рыба-людоед перевернула лодку Александра Васильевича Суворова. И, не окажись поблизости прадед Корнея, пропал бы будущий наш полководец...

А вот такого сома-людоеда выловили год назад в Китае. Все-таки не байки? ;)
14.73 КБ

Но особо любил рассказывать Корней о водяных и русалках. Казалось, знал он всех их до единого. Знал, кто под какой корягой, у какой мельницы, под каким мостом живет, кто любит при луне, кто в темную, кто в светлую ночь вылезать из воды. Величал он каждого по имени.
Многое подтверждалось людской молвой. Говорили, например, что перед рыбалкой Корней всегда плескал глоток водки в воду угощал своих дружков-водяных. А те за доброту одаривали богатым рыбным уловом.
Говорил Корней, что похожи все водяные на косматых, бородатых стариков. Усы и бороды у них всегда тиной и илом вымазаны. А хоромы и терема их в самых глубоких омутах расположены. Любят они появляться под мостами или у водяных мельниц.

Водяной от basti


Идет, скажем, человек мимо омута, услышит, выпь трижды прокричала, а ей кулик трижды ответил, - это водяной осерчал. Жди беды. Как прогневается водяной так начинает куролесить. То лодку перевернет, то колесо водяной мельницы сломает, то человека в омут затянет.
Как только весной начинался на московских реках ледоход, горожане — рыбаки, перевозчики, корабельщики, водовозы — бросали в воду дохлую лошадь или птицу и приговаривали: «Вот тебе, дедушка, гостинец, люби и жалуй нас, бедных...»
Особенно любит водяной, если ему бросают черного козла или черного петуха. Был даже обычай в старину держать на водяных мельницах черных животных.

Иногда водяной появляется вместе с русалками, в которых превращаются утопленницы.
Ходили по Москве слухи, будто старшей русалкой в Москве-реке стала одна из дочерей Бориса Годунова. Народу объявили, что умерла она от какой-то неведомой болезни и что похоронена по-христиански. А на самом деле бросилась будто бы царская дочь в Москву-реку, не пережив смерти любимого.
В летние ночи выбираются русалки из воды, качаются на ветвях деревьев, а если мимо проходит человек, набрасываются на него и щекочут до смерти или утаскивают под воду.
Особенно опасны они были по четвергам -в русалочий день. Многие москвичи старались не купаться по четвергам в реках и озерах, а выходя за город, брали с собой полынь. Бывалые люди говорили, что русалки ее боятся.

Русалка от Геннадия Спирина


Иногда русалки просят у встречных одежду. Поэтому женщины на берегу рек и озер вешали на деревья пряжу, нитки, полотенца, а иногда - венки полевых цветов.
В Замоскворечье в летние воскресные вечера устраивали так называемые «проводы» русалок. Одну из девушек выбирали русалкой. Распускали ей волосы, надевали на голову венок и с песнями провожали в рожь. Потом, по сигналу, разбегались в разные стороны. А та, которая изображала русалку, пыталась догнать кого-нибудь из них..

Кстати, кое-где этот обряд проводится и сегодня. "Русалья ночь" называется
216.87 КБ

Иногда Корней приводил в трактир длиннобородого, худого старика. Тот почти не разговаривал, молча садился за стол и безучастливо глядел в одну точку.
Если кто-то из посетителей пытался заговорить с длиннобородым, Водяной махал рукой.
- Не замай! Видишь, художник думает!..
- Какой такой художник? - интересовались те, кто бывал в этом трактире впервые.
- Известно какой... - с гордостью отвечал Водяной. Алексей Кондратьевич Саврасов. «Грачи прилетели» видал? Бона гляди...
Он показывал пальцем на картину, висевшую в трактире на видном месте.
- Только это копия, - тоном знатока пояснял Корней. - И тут же добавлял любопытствующим: - А еще у него есть замечательная картина «Пейзаж с рекой и рыбаком». Давно написана, десятка три годков, а может, четыре тому назад... Верно я говорю, Алексей Кондратьевич? — Водяной обращался за подтверждением к художнику.
Тот лишь молча кивал.

Пейзаж с рекой и рыбаком. А.К. Саврасов


- Так это он меня изобразил на той картине... Верно, Алексей Кондратьевич?
- Художник?.. - иногда недоверчиво переспрашивали новые посетители и оглядывали Саврасова с ног до головы. - А чего ж он такой не представительный, рваный какой-то?..
- Беда с ним приключилась давным-давно, — охотно пояснял Корней, ничуть не смущаясь присутствия Саврасова. - Продал он душу водяному.
- Тебе, что ли?
- Да нет, настоящему. Я того водяного знаю. Он в омуте за Воробьевыми горами, у Данилиной мельницы, живет. Вредный дед. Я за Алексей Кондратьевича просил-просил: отпусти его душу!.. А тот ни в какую. Уж столько водки ему в реку вылил, всю болотную нечисть в Москве упоить можно было...
- Как же такое случилось?
- А не послушал меня Алексей Кондратьевич в молодые годы... Говорил я ему тогда: не рисуй стоячие мертвые воды, отравят они тебя. Так и получилось. Повстречал он на свою беду водяного, а тот условие поставил: жизнь тебе и талант оставлю, а душу и счастье заберу... Как ни бился сердешный художник, чтоб от того заклятия избавиться, ничего не получилось. В дальние края из Москвы уезжал — а мертвая вода не отпускает. Так и мается, бедолага...
А еще позабыл он, где находится его картина «Пейзаж с рекой и рыбаком». Ходит всюду по Москве, а найти не может... Одни копии попадаются. Говорят, подменили ее, а кто и зачем, неизвестно. Видать, не обошлось здесь без козней водяного. Так что помогайте, православные, не откажите в угощении знаменитому художнику...
Саврасов при этих словах Корнея лишь угрюмо кивал головой...
В последний раз художника видели в зарядьенском трактире в начале сентября 1897 года.
Посидел он недолго, послушал байки Корнея и сказал:
– Пойдем отсюда. Прокати напоследок... Ухожу я в вечную осень...
Произнес он тихо, но все вокруг это почему-то услышали и приумолкли.
А художник поднялся из-за стола, взглянул на свою картину «Грачи прилетели» и молча вышел.
Над Москвой-рекой стоял в тот день туман. Саврасов зябко поеживался. В осенней тишине раздавался лишь всплеск воды, потревоженной веслами, да еще голоса невидимых в тумане рыбаков. - Ухожу в вечную осень... -- снова повторил Саврасов как бы про себя.
Что крылось за этими словами, Корней так и не понял...
Каждый год в сентябре, в день годовщины смерти художника, приходил Корней на Ваганьковское кладбище, на его запущенную могилу. Приходил, пока хватало сил.
Приносил он бутылку водки да маленькую, только что выловленную, серебристую рыбку. Сам выпивал два стакана, третий ставил на могилу Саврасова, а рядом оставлял серебристую рыбку.
И долго сидел потом неподвижно, слушая, как перекликаются за оградой кладбища готовые к отлету в теплые края грачи...


Говорили, что умер Водяной Корней в большое московское наводнение 1908 года. Уронил в воду на улице свою монетку, а через день и сам пропал. Не видели его больше.

Наводнение 1908 года в Зарядье


P.S.: фотография дедушки с заглавной картинки отсюда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments