May 20th, 2012

  • onreal

Прогулка с художниками



Московские художники вслед за писателями решили проверить, можно ли гулять по московским улицам. Мало того, они захватили с собой труд своих рук. Или ног, тут уж я не ручаюсь. И прокатили на тележках произведения современного искусства по Бульварному кольцу. Я люблю современное искусство. Ну, по крайней мере, я так считаю. Или мне так кажется. И эта прогулка, я уверен, отличная задумка. Но в ней оказалось так же мало современного искусства, как и борьбы за право свободно перемещаться по городу.


Collapse )

Сетунь, от Рябиновой до Багрицкого.

Это перепост моего поста который был зимой.
В теплое майское воскресенье насладиться зимними пейзажами,что может быть лучше))

Решили сегодня прогуляться немного по району где живем, выбрали для прогулки речку Сетунь, это одна из небольших речек текущих по просторам Москвы.
Гуляли от улицы Рябиновая до улицы Багрицкого по правому берегу реки, по левому пройти не представляется возможным по причине населения её какими то промышленными предприятиями. Путь наш занял примерно 1,5 км речка довольно живописная. Далее будет просто много фотографий, особо без комментариев.
Collapse )

Ищу дерево

Уважаемые знатоки Москвы! Подскажите, пожалуйста, где в Москве или ближайшем Подмосковье можно найти красивое развесистое дерево? Буду оочень благодарна!!
Стандарт
  • oldin

Меншикова башня

Википедия путано относит храм архангела Гавриила то московскому, то к петровскому барокко. Впрочем, это не удивительно: храм строился в самом начале XVIII века, практически одновременно с Петербургом, а перестраивался уже во второй половине того же века.



Утверждают, что изначально храм был оснащен шпилем, в результате чего общая его высота была на метр больше Ивана Великого. Многократно встречая сравнение чего-либо по высоте именно с этим обектом, понимаешь, что гонки по вертикали всегда были присущи человеку, а не только в эпоху Эмпайр Стейт и башни Крайслера.
(Еще пара-тройка фото и немного слов)

Венский бал в Москве - 2012




Учитывая 200-летний юбилей Бородинской битвы, бал был посвящен героям войны 1812 года. По этому случаю были внесены изменения в строгий дресс-код были разрешены исторические костюмы эпохи правления Александра Первого.



Collapse )

С именем святой Ольги

Если с проспекта Мира свернуть в Орлово-Давыдовский переулок, то можно увидеть краснокирпичное здание с белыми вставками

Это корпуса бывшей Детской больницы Святой Ольги, ныне психоневрологический диспансер № 7

Collapse )
лолита

Соловьи на Красной площади

Утром обсуждали с одним френдом: для Москвы и воробей - радость. "Нет! - патриотично заявляла я, комментируя его пост о соловьиных трелях под Белгородом. - У нас их полно, и даже поют!". А сама озадачилась: где ж мне этим летом соловья послушать, чтобы не оказаться голословной. А еще - не "опоздать на все лето", согласно пророчеству мультяшного "паровозика из Ромашково"? Не знаю...И занесло меня к полудню на Красную площадь. Иду мимо храма Василия Блаженного - и ушам своим не верю.  



Photobucket

Заливается - соловей. Сначала подумала на японцев, что дружною гурьбою, как и везде на свете, фотографируются тут. Мало ли, может, носят с собой особые девайсы с птичьим пением для непрерывных медитаций и создания эколого-натуралистических иллюзий? Зря грешила.Японцы ушли -  трель осталась.


Collapse )

Москва. Субботний вечер в саду им. Баумана.

Оригинал взят у avderin в Москва. Субботний вечер в саду им. Баумана.


Вечером в Саду имени Баумана пахнет сиренью. Лепестками сирени усыпаны все дорожки.
Расположен этот сад между Старой и Новой Басманными улицами и объединяет три примыкавших друг к другу сада старинных усадеб: Голицына, Стахеева и Чулкова.
Я и в будни изредка захожу в этот сад, но, попав сюда в выходной, был приятно удивлён разнообразием культурной программы.
По аллеям ходили одетые в белые костюмы люди на ходулях -- вызывая восторг детей, они очень живо общались с посетителями парка. Фотоаппарат есть уже почти в каждой мобиле, и все фотографируются рядом с этими живыми скульптурами.

Collapse )

«Рано или поздно мы всех берем в МГУ» (из серии «Записки провинциала»).

Я защитил кандидатскую диссертацию несколько лет назад в МГУ. И до сих пор не перестаю этим гордиться, потому что в провинциальном НИИ, где я работаю, до меня в МГУ никто не защищался. Со временем это стало для меня своеобразной визитной карточкой.

МГУ в моей жизни занимает важное место. Еще с детских времен помню, что в нашем доме в серванте стояла фигурка МГУ. И всякий раз, когда я задавал вопрос родителям о том, что это такое, мне отвечали: «Это – Москва, сынок». Со временем, я стал мечтать о том, что если мне посчастливится побывать в Москве, я обязательно должен посетить Красную площадь и МГУ.

Первый раз моя мечта осуществилась, когда мне было 23 года. Несмотря на то, что это случилось в августе, я все равно отправился туда и бесцельно побродил по коридорам нескольких факультетов. Тогда я обратил внимание на две непривычные для моего провинциального сознания вещи. Во-первых, это мемориальные таблички на стенах с надписями о том, что некоторые аудитории названы именами выдающихся ученых. Эти таблички меня прямо-таки завораживали, и я вспоминал их всякий раз, когда задумывался о смысле жизни. Во-вторых, объявления о приеме на работу студентов 3–4 курсов. Тогда я подумал, что это весьма оригинальная практика и для работодателей, и для студентов. С одной стороны, работодатель заботился о качестве персонала. С другой, студент, совмещая обучение с работой, по окончании вуза становился дипломированным специалистом с опытом работы и мог уже претендовать на хорошо оплачиваемую должность. А для моего родного города, в котором царит клановость и коррупция, это кажется невероятным.

Позже мне доводилось наблюдать еще много отличий одного из ведущих российских вузов от провинциальных, которых на моем пути попадалось много.

Главное, на что невольно обращаешь внимание в МГУ, это то, что тебя там изначально никто не рассматривает в качестве потенциального источника дохода. Защита диссертации в МГУ мне обошлась гораздо дешевле, чем у моих коллег, защищавшихся в нашем городе.

В МГУ, как я часто говорю своим друзьям, сама атмосфера располагает к добыче знаний и добросовестной конкуренции среди студентов. В отличие от провинциального вуза в МГУ можно всегда и повсюду увидеть студентов, листающих конспекты, тащащих в охапке кучу учебников, обсуждающих прослушанные лекции. Помнится, как на защиту моей диссертации пришли около 15 студентов и аспирантов, которые, как я полагал, хотели просто-напросто удовлетворить свой познавательный интерес. Честно говоря, в то время, их вопросов я побоялся больше, чем вопросов от профессоров, на чей суд была представлена моя диссертация. Конечно, в студенческой среде МГУ есть и золотая молодежь. Но мне показалась, что она как-то теряется в общей массе, тянущейся к знаниям.

Ну и, естественно, мгушная профессура – красивая, статная, знатная профессура. Главное ее отличие от провинциальной профессуры – это отзывчивость и склонность к дискуссии со студентами. И чем авторитетнее профессор, тем с ним интереснее и легче беседовать на любые научные темы. К местечковой же профессуре на хромой собаке не подъедешь.

А еще для мгуушников неважно ни твоя научная степень, ни какие-либо другие регалии. Для них важно то, какой ты специалист в своей профессии.

Я часто задавался вопросом, хотелось ли мне работать в МГУ. Я не брал в расчет небольшие зарплаты преподавателей, отсутствие у меня собственного жилья в Москве и другие факторы, и всегда отвечал себе на свой вопрос, что, наверное, хотелось бы. В этом случае, я всегда вспоминаю одну историю, которая произошла на банкете после моей защиты. Один семидесятилетний старичок – член диссертационного совета, произнося тост, обратился к заведующему кафедрой и сказал: «Объясните мне, пожалуйста, такой парадокс. После окончания школы, я хотел поступить в МГУ, но меня не взяли. После окончания вуза я хотел поступить в аспирантуру МГУ, но меня не взяли. После защиты кандидатской я хотел устроиться на работу в МГУ, но меня не взяли. А когда я защитил докторскую меня взяли в диссертационный совет». На что заведующий кафедрой ответил коротко, но емко: «Не беспокойтесь, рано или поздно мы всем берем в МГУ».

К своим знакомым из МГУ я стараюсь заходить в гости всякий раз, когда приезжаю в Москву. И всякий раз в качестве подарка приношу с собой книжные новинки, изданные в моем городе по нашей специальности. И я не перестаю восхищаться искренним восторгом моих знакомых от таких подарков. Правда, и всякий раз мне приходится доказывать охране на входе в факультет, что я, действительно, – не продавец книг.

Об МГУ в моей памяти хранится несколько ярких образов, которые всегда навивают приятные чувства. Это и интернет-кафе, в котором мне довелось провести много времени. Это и ученый секретарь диссертационного совета, милая старушка, которая часто повторяла, что я похож на ее сына. Это и ассистентка кафедры Вика, с которой у меня случился непродолжительный, но красивый романчик. Со временем я обязательно найду для всех них местечко на страницах своих провинциальных заметок.

МГУ, пожалуй, единственное место в Москве, которое ни разу не вызывало у меня отрицательных чувств. И я твердо убежден, что и докторскую буду защищать там же.

(to be continued)