moscow_i_ya (moscow_i_ya) wrote in moya_moskva,
moscow_i_ya
moscow_i_ya
moya_moskva

Наследие Чертолья

Оригинал взят у moscow_i_ya в Наследие Чертолья


Когда-то Пречистенка именовалась Чертольем: так прозвали глубокий овраг и ручей, что протекал на месте обжитой улицы.
Ручей Черторый (он же Чертолье и Черторье) - самая древняя в Москве подземная речка, гораздо старше Неглинки. Заключен в трубу с 19 века. Исток находился в Козьем болоте в районе Патриарших прудов. Протекал вдоль ул. Спиридоновка, по Никитскому и Гоголевскому бульварам, устье близ нынешнего метро Кропоткинская. Черторьем назван из за того, что в свою наземную бытность ручей тёк в овраге под стенами земляного города, после дождя представлял собой картину "как чёрт рыл". Когда земляные валы (на месте нынешнего Бульварного кольца) срыли и устроили бульвары, ручей оказался не к месту и его оперативно упрятали под землю. Его долго и безуспешно искали толпы диггеров, зная с точностью до метра, где она течёт и в конце концов нашли: "Вместо ожидаемых древних гидротехнических сооружений нас встретил бетон. Оказывается строительство первой линии метро и дворца советов не прошло даром. Старые участки попадаются небольшими кусками... потолок местами настолько аварийный, что непонятно, как туда ещё не нападало троллейбусов и тяжёлой бронетехники".
Вот как Чертолье выглядит сегодня.


В 1656 году царь Алексей Михайлович, который ездил здесь поклоняться иконам в Новодевичий монастырь, велел дурное имя сменить на пречистое. Но святой земля не стала, несмотря на то, что в эти места еще в в 16 веке после разрушительного пожара переехал с Остоженки  ((из Зачатьевского переулка) Алексеевский женский монастырь. История у него   длинная и излагать я ее буду только в самых общих чертах.

В Смутное время монастырь  был разорен поляками. Соборный храм Алексеевского монастыря восстановили к 1625 году, но через четыре годы он вновь сгорел, и был отстроен заново в 1634 году. Тогда и появился его знаменитый двухшатровый храм - архитектурное чудо средневековой православной Москвы дониконовской эпохи (в 1648 году   вышел указ патриарха Никона о запрещении строительства на Руси шатровых храмов и о повсеместном переходе к древнему крестово-купольному зодчеству).


А теперь мы немного оторвемся от этого места и начнем другу часть нашей истории.
25 декабря 1812 года, после изгнания французов за пределы России, Александр I опубликовал Манифест, в котором дал обет воздвигнуть в Москве церковь во имя Спасителя Христа. Работа закипела. О ее глобальности и значимости говорит уже то, что в объявленном конкурсе на проект храма приняли участие выдающиеся архитекторы: Джакомо Кваренги, Осип Бове, Доминико Жилярди… А победил мало кому известный молодой (всего 25 лет!) художник Александр Витберг.
Характеристики этого проект совершенно потрясающие. Сайт который я цитирую (Москва, которой нет), характеризует его так: "Замысел Витберга был настолько гениален, что граничил с безумием". А вот мнение императора:
«Вы отгадали мое желание, удовлетворили мысли об этом храме. Я желал, чтобы он был не одной кучей камней, как обыкновенное здание, но был одушевлен какой-либо религиозной идеею; но я никак не ожидал получить какое-либо удовлетворение, не ждал, чтобы кто-либо был одушевлен ею, и потому скрывал свое желание. И вот я рассматривал до двадцати проектов, в числе которых есть весьма хорошие, но все вещи самые обыкновенные. Вы же заставили говорить камни»
(Если честно, я посмотрела несколько рисунков с проектом Витберга, но так и не поняла, что там было настолько гениального. Увы...)


Карл Витберг был художник,а не архитектор, лютеранин и масон. Однако вдохновившись идеей конкурса, специально два года изучал архитектуру и черчение. После победы в конкурсе он проходит крещение в православие. Крёстным отцом Витберга становится сам Александр I, в честь своего покровителя Карл Магнус нарекается православным именем Александр.
12 октября 1817 года, в 5-летнюю годовщину ухода французов из Москвы, в присутствии царя Александра I был заложен на Воробьёвых горах первый храм по проекту Витберга.



По замыслу зодчего, храм должен был возвышаться над городом и как бы парить над Москвой. Он брал на себя функции второго центра столицы после Кремля. Нужный для строительства камень решили везти из деревни Григово Верейского уезда и подмосковного села Васильевского. Доставку хотели осуществлять на баржах по Москве-реке, для чего построили плотину, чтобы поднять уровень воды. Во время работ мраморную жилу Васильевского разрушили, поля вокруг засорили камнями, затруднив земледелие, а по пути в Москву баржи затонули…
По восшествии на престол Николая I в 1825 году строительство пришлось остановить, по официальной версии, в связи с недостаточной надёжностью почвы; Витберг и руководители строительства были обвинены в растратах и отданы под суд. Процесс длился 8 лет. В 1835 году «за злоупотребление доверием императора и за ущербы, нанесенные казне» подсудимые были оштрафованы на миллион рублей. Сам Витберг был сослан в Вятку; всё его имущество было конфисковано. Многие историки считают Витберга честным человеком, виновным лишь в неосмотрительности.
В Вятке Витберг познакомился с Александром Герценом, сосланным туда же. "Витберг седел, седел, старел, старел не по дням, а по часам, - писал Герцен. - Он еще пытался бороться, пробовал восстановить свое доброе имя. Но все было напрасно. Он совершенно гибнул, даже его прежний гнев против его врагов: стал потухать; надежд у него не было больше, он ничего не делал, чтоб выйти из своего положения, ровное отчаяние доконало его… Он ждал смерти".

Спас Витберга другой храм. По его проекту в Вятке был построен удивительной красоты Александро-Невский собор, в основу которого был положен мотив одного из вариантов храма Христа Спасителя на Воробьевых горах. Деньги собирали все жители Вятки, а строили собор 25 лет. "Такой церкви еще нет - вкус византийский, а формы новые" - так отзывался о проекте Александровского собора в Вятке министр императорского двора. Говорят, что Николай I, увидев проект Александро-Невского храма, был поражен красотой и изяществом форм собора, спросив при этом: "Это тот самый Витберг?". И своим высочайшим указом реабилитировал Витберга, прервал его вятскую ссылку и разрешил архитектору поселиться в любом городе России.



Собор был взорван а 30-е годы. Пытаясь спасти его, жители Вятки собирали подписи на послании  Сталину. Письмо дойти не успело… Храм взорвали ночью, пока город еще спал.

В 1831 году Николай I самолично определил архитектором будущего храма Константина Тона. Новое место на Чертолье  было также избрано самим Николаем I; бывшие там постройки были куплены и снесены. Был снесён и располагавшийся там Алексеевский монастырь (переведён в Красное село). И с этим событием связана следующая легенда. Когда 17 октября 1837 года в старых стенах Алексеевского монастыря завершилось последнее богослужение, и уже все было готово к отъезду, настоятельница, выйдя из церкви, приказала приковать себя цепями к дубу, росшему посреди монастырского двора, и отказалась покинуть святую обитель. Ее поступок расценили как бунт, и мужественную женщину силой заставили подчиниться высочайшему приказу. И будто бы, уходя из монастыря, игуменья прокляла это место, предсказав, что "стоять на нем ничего не будет".
Торжественная закладка собора произошла в день 25-летия Бородинского сражения — в августе 1837 года. Однако, активное строительство началось только 10 сентября 1839 года и продолжалось почти 44 года.Дату освящения назначили на день коронации Александра III в 1883 году.


В СССР на замену храму должен был придти Дворец Советов – огромное здание, увенчанное Лениным, в высотах которого (во дворце должно было быть более 500 метров) скрывалось бы все, что только может потребоваться человеку.

Конкурс на проект Дворца был объявлен в 1931 году. Он проходил в несколько этапов. Всего было представлено 160 проектов, включая 12 заказных и 24 внеконкурсных, а также 112 проектных предложений. Предлагали свои услуги и иностранные архитекторы – всемирно известные Ле Корбюзье, Гропиус, Мендельсон. Высшие премии были присуждены Жолтовскому, Иофану и американскому архитектору Гамильтону. В дальнейшем Совет Строителей Дворца Советов (в который одно время входил и Сталин) принял за основу проект Иофана.


Фрагмент проекта оформления - на верхнем фото.
2 июня 1931 года было отдано распоряжение снести храм Христа Спасителя для строительства на его месте Дворца Советов.
Несколько месяцев продолжались спешные работы по разборке здания, однако разобрать его до основания не удалось, и тогда было решено его взорвать. Взрывов было проведено два — после первого взрыва храм устоял. Не все современники в равной степени восхищались архитектурой громадного храма, но москвичи, уважавшие свою историю, видели в нём символ славных побед прошлого и памяти о погибших. По воспоминаниям потрясённых свидетелей, мощные взрывы содрогнули не только близстоящие здания, но чувствовались на расстоянии нескольких кварталов. Только для разборки обломков храма, оставшихся после взрыва, понадобилось почти полтора года.
Был вырыт глубокий котлован, из которого полностью вынули фундаменты храма Христа Спасителя. К 1941 году кольцо гигантских фундаментных блоков под основные стойки главного зала уже забетонировали.(Про историю и проекты Дворца Советов см. также Музей тоталитаризма Но… началась война. Проект с 75-метровой статуей, в пьедестале которой был бы актовый зал на 20 тысяч мест, так и не реализовался. Причин множество: и грунт не тот, и актуальность строительства утеряна. Основная же – послевоенная разруха, страну надо возводить заново. Поэтому, когда был заложен бассейн Москва, все вздохнули с облегчением.

Плавательный бассейн под открытым небом «Москва» существовал c 1960 по 1994 гг. По поводу строительства бассейна ходила поговорка: «Был храм, потом — хлам, а теперь — срам».
Бассейном был тоже своего рода выдающимся явлением: как я теперь понимаю, открытый бассейн в странах с прохладным климатом - крайне дорогостоящее удовольствие, и открытый бассейн такого размера мог существовать только в стране, где не считают деньги. Я плавала там в детстве и сохранила о бассейне "Москва" самые лучшие воспоминания.


Про историю восстановления храма в 90-е рассказывать не буду, скажу лишь, что храм был открыт на рождество 2000 года. И здесь было два автора проектов. Автор проекта воссоздания Денисов отошёл от работы, уступив место Зурабу Церетели, который завершал строительство, отступив от первоначального проекта Денисова, утверждённого московскими властями. Споры, протесты и обвинения были довольно бурными, но сейчас все это потихоньку забывается.
А храм стоит - и только его мы можем лицезреть и фотографировать сегодня. Все остальное, показанное выше,  осталось лишь в фантазиях архитекторов или сгинуло ради того, чтобы было построено вот ЭТО. Но несмотря на то, что я отнюдь не являюсь поклонником ХХС, мне все же хочется, чтобы его ждала более счастливая судьба, чем  многочисленных предшественников. Вопреки наследию Чертолья.




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments