Чукаев Павел (starina_chuk) wrote in moya_moskva,
Чукаев Павел
starina_chuk
moya_moskva

Categories:

Музей изнутри



Работники музеев сравнивают свои учреждения с айсбергами. Дескать, то, что видят посетители, не более чем пять процентов от того, что в музее есть. Гораздо большая часть скрыта от глаз широкой публики. Мне недавно довелось побывать на «экскурсии» по «закулисью» музея Зеленограда и посмотреть изнутри, как организована его работа.

ДОМОВОЙ С КЛЮЧИКОМ И БАБУШКИНА КУКЛА

— Место у нашего музея, конечно, непривлекательное, — с сожалением констатирует его директор Татьяна Владимировна Визбул. — Через дорогу тюрьма, по соседству заброшенный дом.

От себя добавлю, что не самую приятную картину дополняют раскопки, которыми сопровождается расширение проходящей под окнами музея проезжей части.

В помещение на первом этаже кирпичной пятиэтажки на улице Гоголя зеленоградский музей переехал в 1977 году. Тогда переезд, конечно, воспринимался с энтузиазмом, ведь до этого музей восемь лет теснился в трехкомнатной квартире в 432-м корпусе. Но теперь ему стало тесно и это помещение. Лучше всего нехватку площадей иллюстрируют картины, развешанные буквально везде: в коридорах, кабинетах, даже на кухне. Галерею работ зеленоградских художников музей начал формировать в 1991 году. Сейчас она насчитывает около двухсот картин, но даже хранить их — не то что экспонировать — музею практически негде.


Трудностями, с которыми из-за нехватки площадей сталкивается возглавляемое ей учреждение, Татьяна Визбул делится в своем кабинете, откуда начинается наша экскурсия по музейному «закулисью». Недавняя реорганизация музея путем присоединения к нему выставочного зала «Зеленоград» никак эту ситуацию не изменило.

— У выставочного зала остались свои уставные задачи, у нас свои — никто их не менял, — комментирует Татьяна Владимировна. — Прийти туда и сказать, что решили устроить там фондохранилище, мы не можем. Так что все это чисто организационный момент.


Татьяна Визбул возглавляет зеленоградский музей с 1977 года. Первым его директором в течение восьми лет была Анна Александровна Оманская. В советское время музей существовал за счет городских предприятий, там же числились все его сотрудники. Татьяна Визбул, например, руководила музеем, формально занимая должность инженера в НИИМЭ. Статус государственного учреждения зеленоградский музей получил только в 1992 году.


Среди многочисленных артефактов, которыми завешаны стены и заставлены стеллажи кабинета Татьяны Визбул, есть и два почти живых существа. Бородатого домового подарил один из друзей музея — на груди у него висит символический ключик от нового здания музея, о котором мечтают все его сотрудники. У второй куклы более длинная история. Ее в конце 1970-х годов сделала бабушка Татьяны Визбул Анна Алексеевна Юдина. Сделала не только по всем правилам русского народного костюма, но и из материалов начала ХХ века — люди тогда были запасливыми, берегли любой кусочек ткани. Кстати, на память о бабушке Татьяны Владимировны осталась и ее понёва — шерстяная юбка, которая сейчас экспонируется в зале «История родного края» зеленоградского музея.


РАРИТЕТЫ НА АНТРЕСОЛЯХ

Из кабинета директора отправляемся в отдел фондов.

— Фонды — святая святых любого музея: чем больше фонды, тем разнообразнее его работа, — говорит главный хранитель музея Зеленограда Карина Гургеновна Балугян. — Музей — он вообще как айсберг. Предметы, которые вы видите в экспозиции, составляют в лучшем случае пять процентов от всего, что хранится в музее. Большая же часть скрыта от глаз посетителей.


Помещение отдела фондов, по идее, должно выглядеть как обычный кабинет. Но в музее Зеленограда оно напоминает, скорее, лавку старьевщика, совмещенную с офисными рабочими местами. Металлические шкафы для хранения исторических предметов соседствуют со старинной мебелью, серванты заставлены посудой и другой бытовой утварью, на стенах — вездесущие картины и часы с гирями, антресоли забиты обернутыми в пакеты бюстами.



— У нас там и Рокоссовский, и Жуков есть, — показывает Карина Балугян в сторону бюстов. — Появление Жукова я на всю жизнь запомнила. Зима, темно, вхожу в помещение, включаю свет, а он на столе стоит и в упор на меня смотрит. Как я испугалась! Вот и решили его в пакет завернуть и наверх поставить.


Некоторым экспонатам найдено практическое применение. Например, металлический половник 20-х годов прошлого века, висящий на оконной решетке, служит как емкость для хранения «затычки» замка, запирающего эту решетку на ночь. Кто и когда это придумал, уже никто и не помнит, но пользоваться очень удобно.


Конечно, в теории хранение предметов должно быть организовано совсем по-другому, но в музее Зеленограда для этого просто нет возможностей.

— Все запасники у нас смешанные, хотя вообще-то на каждый фонд должен быть свой запасник, — рассказывает научный сотрудник музея Мария Стёпина. — Металл, дерево, ткани, бумага — все это должно храниться отдельно. Каждый материал должен проходить определенную обработку — чтобы ткани, например, не съела моль. Для каждого вида предметов существует специализированное оборудование.

Вот так выглядят стеллажи для графики.


А это шкафы для хранения бумажной документации.



Но, например, приспособления для хранения картин в зеленоградском музее ставить просто некуда.


В состав фондохранилища входят и три необитаемых помещения размером с кладовку. Снаружи металлическая дверь, электронный замок, печать и датчик противопожарной сигнализации. Внутри — куча предметов и ведро с водой в центре комнаты.


— Помимо всего прочего очень сложно поддерживать тут необходимый режим температуры и влажности, — объясняет Мария Стёпина. — Сами понимаете — старая пятиэтажка. Еще недавно мы тут мерзли, теперь нам жарко. Сейчас в фондохранилище слишком тепло и сухо, поэтому и поставили ведро с водой.
Вообще-то для каждого типа предметов музейного хранения существуют климатические нормативы и специализированное оборудование для их соблюдения. Но в зеленоградском музее некуда повесить даже кондиционер — не то что более массивную технику. Приходится прибегать к самым примитивным методам регулировки климатических показателей.

Но больше всего музейщиков волнует фактическая невозможность пополнять фонды из-за недостатка площадей хранения.

— При поступлениях мы теперь смотрим в первую очередь на размеры, — говорит директор музея Татьяна Визбул. — Для экспозиции об истории Зеленограда нам бы пригодились старые телевизоры, стиральные машинки, газовые плиты — предметы тех времен, когда строился город. Но мы вынуждены брать не то, что интересно, а то, что подходит по габаритам.



ИЗ ЗАПАСНИКОВ В ВИТРИНУ

Но если состояние фондохранилищ зеленоградского музея по объективным причинам далеко от образцово-показательного, то с учетом единиц хранения — а их уже более 42 тысяч — все в полном порядке. На каждый артефакт имеется карточка научного описания, все они введены в электронную базу данных.


На всякий случай вся информация продублирована на бумажных носителях. Распечатанные учетные карточки сброшюрованы в толстые инвентарные книги.


Работа главного хранителя и его помощников заключается, конечно, не только в складировании и учете музейных ценностей. Предметы, включенные в экспозицию, тоже находятся под их неусыпным контролем. Например, бумажные носители имеют свойство выцветать. Как только намечается такая тенденция, хранители бьют тревогу и оригинальную фотографию или документ в музейном стенде заменяют копией. Они же отправляют предметы хранения на реставрацию. Своего реставрационного отдела в зеленоградском музее, конечно, нет, потому что для этого пришлось бы держать целый штат мастеров разного профиля — реставрация доверяют специализированным организациям.


Учитывают хранители и интересы других сотрудников музея.

— Вот, например, надо во время экскурсии рассказать о дворянстве, — говорит Татьяна Визбул. — А значит, в экспозиции должны быть какие-то предметы, демонстрацией которых можно было бы проиллюстрировать этот рассказ. Экскурсовод обращается к художнику и главному хранителю. Они идут в фонды и смотрят, какой предмет для этого подходит. Художнику, допустим, нравится веер. Он говорит: «Давайте его выставим». А главный хранитель возражает: «Нет, этот веер не дам, он хрупкий, его нельзя экспонировать. Возьмите лучше вот этот». В итоге они приходят к компромиссу, и какой-то предмет перемещается из запасников в экспозицию.


Изменения в составе постоянных экспозиций музея происходят, конечно, нечасто. Но каждые три недели здесь открывается новая выставка. Во время нашего визита как раз шел монтаж выставки, посвященной 45-летию музея.


Выставка — также плод усилий совместной работы художника и хранителей. Художник говорит, какие предметы нужны для воплощения его видения, в отделе фондов говорят, какие предметы могут дать. Концепцию представления артефактов приходится корректировать и с учетом ограничений по условиям экспонирования, ведь не все предметы можно расположить так, как было бы лучше с точки зрения дизайна.


МУЗЕЙНАЯ УЛИЦА

С художником Вячеславом Александровичем Голофеевым зеленоградский музей сотрудничает с 1995 года. Он автор всех экспозиций, размещенных сейчас в учреждении. Постоянного рабочего места в музее у Вячеслава Голофеева нет — глобальные проекты он предпочитает выполнять в своей загородной мастерской, а для мелкой работы подойдет любой свободный уголок.

От недостатка пространства в музее он страдает не меньше других сотрудников. Нехватка места не позволяет в полной степени реализовать все творческие замыслы — постоянно приходится решать головоломку о том, как показать побольше предметов и в то же время представить их увлекательно, не сбившись на сумбур. Поэтому Вячеслав Александрович с энтузиазмом относится к «выходам» музея в город, которые стали практиковаться в последнее время — хоть и временно, но это позволяет расширить пространство для работы.


К необходимости расширения площадей в конечном счете сводятся абсолютно все разговоры с сотрудниками музея. Разросшийся музейный айсберг явно с большим трудом помещается на первом этаже пятиэтажки на улице Гоголя. Возможность выделения участка для нового здания музея обсуждалась еще в середине 2000-х годов — тогда речь шла о «полянке» рядом с Дворцом культуры на Центральной площади Зеленограда.

— Мы прорабатывали с архитекторами совместное видение будущего музея, — вспоминает Татьяна Визбул. — Это должно было быть отдельное трехэтажное здание с примыкающим паркингом, со стеклянным куполом, зимним садом, эскалаторами... Экспозиция согласно разработанной концепции должна была разместиться по кругу: от древнейших времен до наших дней. Историю войн планировали вынести в отдельное помещение, на одном из этажей разместить нашу картинную галерею. Ну и, конечно, там хватило бы места для организации полноценного фондохранилища.

В музее уверены, что смогли бы освоить не только новое здание, но и прилегающие территории: у главного входа на Новый год можно было бы ставить елку, а аллею, ведущую к Большому городскому пруду — фактически превратить в музей под открытым небом.

— Между прочим, это аллея — сохранившаяся улица деревни Савелки, стоявшей тут с XVI до середины ХХ века, — продолжает Татьяна Визбул. — Проведя раскопки, там и сейчас наверняка можно найти фундаменты деревенских домов. Уверена, накрытые стеклом, они могли бы стать интересным историческим памятником. Кроме того, мы хотели установить вдоль этой дорожки макеты верстовых столбов, карет, телег — в общем, превратить ее в такую музейную улицу.

Все эти планы и по сей день остаются мечтами, зафиксированными только на листах бумаги, которые подшиты в толстую папку с многочисленными концепциями развития музея. О переезде здесь говорят постоянно, но как будто с нотками обреченности — как о давно существующей, но так и не сбывшейся мечте. Впрочем, ключик от нового здания, что хранит музейный домовой, на всякий случай не выбрасывают — вдруг все-таки пригодится.



P.S. Музей Зеленограда располагается в доме 11В на улице Гоголя, с графиком работы можно ознакомиться на сайте учреждения. Музей предлагает вниманию посетителей постоянные экспозиции «История родного края», «Там, где погиб Неизвестный солдат», «Военно-историческая миниатюра» и «Страницы истории города Зеленограда» с возможностью экскурсионного обслуживания.

Подготовлено для Инфопортала Зеленограда. Фотографии Василия Повольнова (публикуются с разрешения автора).


Читайте также:
Tags: Зеленоград, музеи, музей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments